«Секрет успешного фотографа заключается в решительности».

Фотограф Джанфранко Триподо был удостоен одной из самых престижных премий фотожурнализма, премии Уорлд Пресс Фото, за снимок, повествующий об одной из страшнейших реалий Европейского Союза: о ситуации переселенцев в пограничном городе Мелилья.

Впервые я услышал о Джанфранко Триподо, будучи в храме. А именно, в Ньиве Керк, религиозном храме, расположенном в центе Амстердама, что ежегодно становится местом проведения одного из самых престижных конкурсов фотожурнализма – Уорлд Пресс Фото. Очень впечатляют изображения войн в Сирии, Газе и Украине, помещенные посреди витражных окон и каменных колонн. Именно там я и узнал о фотографе Джанфранко Триподо, пебедителе одной из премий в категории «Общие новости».

Gianfranco Tripodo_awarded picture

Gianfranco Tripodo, 2015

Мое первое личное знакомство с Триподо (Манила, 1981) произошло в одном кафе в Мадриде. Он заранее пришел на встречу и уже работал за большим, заполненным бумагами, деревянным столом кафе. С мобильным телефоном в одной руке, со списком запланированных дел – в другой и с кофе, приготовленным в ожидании интервью.

Я бы хотел начать с разговора о победившей фотографии и об обстоятельствах происходящего на ней.

Я работал над этой темой уже в течение трех лет, но мне нехватало фотографии прыжка через ограду [испанский город Мелилья, расположенный на севере Африки, отделен от Марокко трехслойным огражением]. По той или иной причине я всегда упускал этот момент, порой меня останавливала Служба Охраны, порой я уезжал как раз за день до того, как это случалось. На самом деле, я уже решил, что это будет моим последним визитом туда, и шел последний день моей работы в Мелилье. Я находился в CETI [Центре Временного Содержания Иностранцев] и проводил интервью, когда мне сообщили о побеге через границу. Добравшись до места, я обнаружил около 40 человек на крыше будки возле границы. Когда им удалось перебраться через последнее оргаждение, начались столкновения с полицией, которая стала депортировать людей обратно в Марокко. Некоторым удалось сбежать и спрятаться под машиной, как на фотографии. Помню, я снимал действия, происходящие слева от меня, даже не могу сказать, что конкретно, и вруг я повернулся и увидел этих двух людей под машиной. Один из них не виден на фотографии, поскольку он был за спиной у другого. Я сфотографировал их и пошел дальше, уже не помню куда. Все происходило так быстро. Позже я узнал, что этим двоим удалось остаться в Мелилье и избежать депортации на то время.

Чем вы руководствуетесь при выборе тем и местоположений для фотографий?

Это совпадения, хотя в целом я не слишком интересуюсь темами «горячих новостей». По правде говоря, когда я находился в Сеуте и в Мелилье, эти события не были в центре внимания и едва ли кто-то освещал происходящее там. Я был один и поэтому имел доступ к CETI в Сеуте.

Я видел Ваши фотографии с CETI, на которых Вы отображаете футбольную команду, созданную самими иммигрантами из центра. Я думаю, необходимы изображения, повствующие о людях, ведь в основном мы видим фотографии, представляющие иммигрантов как безликую массу.

Для меня это длительный процесс, и я не пытаюсь ничего продавать газетам. Поэтому я не страдал от напряжения, как те фрилансеры, что прямиком едут на место для того чтобы снять кадры горячих событий. Это дало мне время для того чтобы сделать больше изображений происходящего.

Как Вам удается оставться на плаву при том, что Вы затрачиваете столько времени на проекты, не приносящие скорой прибыли?

Я работаю для журналов и коммерческих клиентов, что позволяет мне зарабатывать некоторые деньги и затем посвящать себя таким начинаниям.

То есть можно сказать, что Вы зарабатываете для себя само время.

Совершенно верно. И здесь я сам принимаю решения. Стабильный доход, позволяющий мне развивать собственные проекты, это вопрос, к которому я подхожу с особой тщательностью.

Вы можете припомнить тот момент, когда Вы признались себе в желании посвятить этому жизнь?

Я всегда увлекался фотографией. По правде говоря, на Первое причастие мне подарили фотоаппарат, обычный автоматический Nikon, который я до сих пор храню.Бдучи подростком, я везде ходил с фотоаппаратом, а уже в колледже я заинтересовался документальной фотографией. Однако решающим и поворотным моментом стало время, когда я переехал в Мадрид и стал ассистентом Рики Давила и когда я сотрудничал с Цезура Лаб, группой молодых итальянских фотографов, тесно связанных с Алексом Майоли, фотографом из Магнум Эдженси.

Должно быть, Вы, действительно, следовали призванию, ведь начало кажется довольно трудным.

Вообще-то, да, начало очень трудное…

Необходимо проявлять настойчивость?

Алекс Майоли всегда говорит, что секрет заключается в решительности.

На днях я читал интервью с Ману Брабо, который говорит то же самое, в итоге нужно быть упрямым.

Да, необходимо быть упрямым. Мы должны много работать и идти на немалыне жертвы. К примеру, я почти не вижу своих друзей из Неаполя и я всегда посвящаю месяц отпуска тому чтобы отправиться куда-то в одиночку и просто снимать. Все деньги полностью уходят на ведение проектов и покупку оборудования.

Какие фотоаппараты Вы обычно используете?

Я всегда стараюсь подбирать оборудование. В данный момент я работаю с Olympus, это фотоаппарат без зеркала, совсем небольшой. У меня есть другие курпусы Olympus и три-четыре объектива. Я предпочитаю использовать фикс-фокус, из которых у меня есть 28, 35 и 50. Так я делаю большинство снимков.

Вы предпочитаете делать черно-белые фотографии в зависимости от ситуации?

В целом, да, это зависит от сюжета. Черный и белый цвета способствуют абстрагированию, и думаю, что в некоторых случаях это придает большую силу воздействия. Многие из фотографов, чьим творчеством я вдохновляюсь, используют черно-белую гамму, поэтому в самом начале мне было намного удобнее использовать эту форму выражения, столь отличную от цветовой гаммы. Но со временем я привыкаю работать с цветом и использую его чаще.

А кто эти фотографы, о которых Вы упомянули?

Мне очень нравится портретный жанр, к примеру, Ричарда Аведона. А также я преемник Андерса Петерсена, Дайдо Мориямы, Паоло Пеллегрини, Лайи Абриль

Существует ли определенное сообщество в мире фотожурнализма или это профессия одиночек?

Это уединенная работа. У меня есть много друзей, с которыми я делюсь опытом и фотографиями, но мир фотожурнализма и документалистики очень маленький. Мы более-менее знаем друг друга, мы знаем кто есть кто и чем он занимается.

Существует ли соперничество среди коллег?

Огромное.

Здоровое? Или вы крадете сюжеты друг у друга?

И то, и другое. Зависит от человека, ведь в этой области много конкуренции, она перенасыщена, а результаты твоего труда попадают лишь в немногочисленные СМИ, их 20-50 по всему миру. В то же время есть тысяча людей, которые хотят попасть в эти СМИ. Из этой тысячи 500 чрезвычайно достойны. Конкуренция очень сильная.

Многие фотографы жалуются на нехватку поддержки со стороны СМИ и утвеждают, что фотографы недооценены.

Особенно это характерно для Испании. Ситуация сложная. Средства масс-медиа не многочислены, трудно добиться сотрудничества с ними, и они не охватывают сложных тем.

В чем заключается трудность?

Темы, способные вызвать разногласия. Они не склонны заниматься ими.

Почему Вы так считаете?

Потому что в конечном счете все масс-медиа в той или иной степени финансируютя рекламой. Когда редакторы и издатели собираются вместе, они делают это не только ради журналистики, они ориентируются на то, что могут сказать рекламодатели и менеджеры, среди которых не только журналисты, но также акционеры и люди, не имеющие ничего общего с этим искусством. Что это означает? Ну, что возможно такие противоречивые темы, как выселения, так и не появятся в медийных источниках, хотя это большая проблема и чрезвычайное общественное явление для Испании.

Они появляются только в альтернативных масс-медиа …

Да, и есть такие фотографы, как Ольмо Кальво, которые работают над этим уже очень давно и выставляют этот вопрос для зарубежной публики . К тому же, они опубликовали эту новость в сопровождении большой галлереи фотографий и подошли к вопросу очень детально. Это одна из тем, которую вам вряд ли позволят опубликовать в Испании.

Публикации не разрешают из-за противостояния банков, спонсирующих прессу?

Да, вас блокируют. Редакторский совет находится по давлением. Та же ситуация обстоит с проблемой Мелильи, они осветили ее только когда положение стало чрезвычайным, и тогда эта тема вышла на первые полосы. Однако недостает детальных репортажей, повествующих, например, о положении Сирийцев в Мелилье.

Давайте продолжим о политических вопросах, поскольку я уверен, вы знаете о том, что недавно в Испании был принят так называемый «закон о затыкании рта» . Как это сказывается на Вас, например?

Они пытаются сделать так, и я думаю, им это удается, чтобы ты дважды подумал, прежде чем сделать снимок. Поскольку если кому-то это покажется выгодным, на тебя могут прямо наложить штраф. Именно полиция, а не суд, решает, ты поступашь правильно или нет. Разбирательство невозможно. Многие из таких сложных вопросов обычно освещаются фрилансерами, а те не могут позволить себе платить штрафы от 30 000 до 60 000 евро. То, к чему приводит этот закон, это криминализация информации, это закон самой настоящей диктатуры.

А Вас могли оштрафовать за фотографию с которой Вы победили?

За этот конкретный снимок нет, т.к. на нем нет полицейских. Но прежде, чем сделать снимок, пришлось пройти через стадию переговоров с агентами. Сегодня такие переговоры могли бы завершиться так: «Если будешь продолжать в том же духе, получишь штраф».

Вы работаете фрилансером. И Вы предпочли бы им оставаться?

Да, да. Я не хочу быть связанным контрактом с кем-либо.

Ради свободы?

Да, а также потому что я так и начал работать во время кризиса, в 2007…

И в итоге вы добились хорошего результата благодаря этой фотографии, ведь Вы получили за нее премию. Вы ожидали, что случится подобное?

Нет, невозможно ожидать такое. Ты всегда стремишься к этому, мечтаешь об этом и каждый год подаешь заявку на конкурс, но на это невозможно рассчитывать.

Это как с Дедом Морозом …

Это напоминает лотерею. 100 000 фотографий были представлены в этом году. Из них будут отобраны 40, и кажется просто чудом, что из этих 40 именно твоя выиграет.

Эта премия как-то изменила Вашу жизнь, помимо того что люди, подобные мне, берут у Вас интервью?

Помимо (смеется). Конечно, твое имя становится более известным, и это также придает тебе определенный престиж. Это выделяющаяся строчка в резюме. Но я думаю, это не делает тебя лучшим или худшим фотографом. Мой стиль работы не изменился, как и моя личность.

Как Вам удается отличаться от других, если не считать упорства, о котором Вы упомянули прежде?

Посредством историй, которые ты творишь, и типа миссии, котрую несешь как фотограф. Я бы не назвал это стилем, а скорее тем, что ты представляешь собой как человек. Твое видение – это, на самом деле, твоя личность, твое бытие в этом мире. Именно это отличает тебя от тех, кто работает над тем же сюжетом.

Насколько я понимаю, традиционный фотограф, работающий только для одного источника …

Исчез. И думаю, что в некотором смысле так даже лучше.

Но это говорит о большей нестабильности.

Нестабильность очень большая, и это приводит к большей уязвимости и шаткости. Поскольку известно, что все на грани отчаяния, оплата занижается, условия становятся оскорбительными, не учитываются авторские права и т.д. Мне это кажется чудовищным, и я убежден, что как фотографы, как фрилансеры, мы должны принять четкую и непоколебимую позицию в отношении этих нарушений и заявить, что мы не станем работать без определенных условий, и в этом вопросе нет места компромиссам. Вместе с тем, в целом, это великая эпоха для фотографии, поскольку все изобретения еще впереди. Вы можете заниматься чем угодно. Существуют информационные площадки с более вседущей и образованной в плане визуального искусства аудиторией. Это позволят нам проявить себя в намного больших вещах. По-моему, это изумительно. Для меня образ фотографа, который всю жизнь работает только с тремя клиентами, представляется скучнейшим, просто ужасным.

Выставка фотографий, отмеченных премией Уорлд Пресс Фото, будет представлена в сотне городов, среди котроых Мадрид, Москва и Мехико.
Для большей информации: http://www.worldpressphoto.org/exhibitions
Джанфранко Триподо в скором времени опубликует книгу о проекте «Южная граница», в которую будет включена фотография, награжденная премией Уорлд Пресс Фото.
http://www.gianfrancotripodo.com/DOCUMENTARY/FRONTERA-SUR/43

[crp]

Автор

Начо Уркихо Санчес (Испания)

Учёба / Деятельность: журналистика и международные отношения

Языки: испанский, английский и базовый немецкий

Twitter: @NachoUrquijo

Blog: http://ignaciourquijo.wordpress.com

Переводчик

Ольга Кожух (Беларусь)

Учёба/работа: Востоковед-международник. Магистр в области международных отношений и дипломатии.

Европа это… твой вызов и твой ответ. (Europe is… your challenge and your answer)

Linkedin: Volha Kozhukh

Twitter: @VolhaKo

Эта статья также доступна на Bosanski - Hrvatski - Srpski, Català, Deutsch, English, Español, Français, Italiano, Malti, Polski, [Main Site] и Ελληνικά

Author: Anja

Share This Post On

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

css.php

Пользуясь этой веб-страницей, Вы соглашаетесь на использование Cookies. больше информации

Настройки Cookies на этой веб-странице находятся в режиме "разрешить файлы cookies", для того, чтобы Вы могли полностью ей пользоваться. Если Вы продолжите просмотр этой веб-страницы без изменения Ваших настроек или нажмете кнопку "Разрешить", Вы выражаете согласие на использование Cookies.

закрыть