“Гонконг — это не Сянган”

Фотографии оппозиционного власти «Движения зонтиков» видел весь мир, но с тех пор Гонконг пропал с международной арены. Изменилась ли ситуация с того времени? Нет, наоборот. Участники движения «Равноправие Гонконга» не согласны с этим и намерены агитировать людей за более демократичный и социальный Гонконг.

Интервьюер: Анья Мёниер / 16.4.2018

«Гонконг — это не Сянгян! Поддержите нас! Гонконг — это не Сянган!» — голос из рупора повторяется снова и снова прямо на Китайской новогодней ярмарке в парке Виктории. Фрэнсис Чеонг и Деннис Шун стоят среди представителей студенческого движения «Равноправие Гонконга» и таким образом пытаются привлечь внимание посетителей к различным политическим проблемам. Они продают сумки и футболки с карикатурами и слоганами, критикующими социальное неравенство и растущий интерес Китая к автономному региону.

Фрэнсис объясняет значение фразы «Гонконг — это не Сянган!»: «Изначально название города было Гонконг, а на некоторых картах написано Сянган, при помощи другого способа транслитерации и произношения. Называя Гонконг Сянганом, обычным словом на мандаринском языке, вы теряете смысл названия». Имя «Гонконг» также используется как символ политической и культурной независимости. «Китай сильно влияет на Гонконг, так что мы надеемся, что эта акция привлечёт внимание людей».

Фрэнсис кричит в мегафон: «Гонконг — это не Сянган!». © Anja Meunier

Когда Гонконг, будучи бывшей британской колонией, был передан Китайской Народной Республике в 1997 году, многие жители в первую очередь заботились о сохранении своих свобод. Все боялись запретов на свободу слова, печати и массовые собрания. Но этого не случилось. После того, как Гонконг был включён в состав Китая, он получил статус специального административного района, а также политическую независимость по принципу «Одна страна, две системы».

Однако после долгого периода настоящей автономии, правительство начало постепенно перестраивать и менять город. В Гонконге используется так называемый Основной закон — Конституция Гонконга. Хотя в спорных случаях Всекитайский Народный Конгресс может толковать эти законы самостоятельно. Этот процесс инициирует правительство Гонконга, наивысший суд Гонконга или сам Народный Конгресс. «В прошлом эта система редко использовалась, потому что у нас тоже есть Высший апелляционный суд. Обычно проблемы решаются там, но правительство Китая активно пользуется этой системой для толкования Основного закона», — делится Фрэнсис. «Такое положение дел по-настоящему беспокоит молодежь. Мы волнуемся за будущее Гонконга. Останется ли за нами автономия?»

Когда правительство Китая собиралось ввести национальную образовательную программу в Гонконге в 2012 году, студенты и школьники, возглавляемые 14-летним Джошуа Вонгом, встретили её демонстрациями и протестами. Захват Гражданского Парка в конечном итоге заставил правительство отказаться от этой идеи, и школы получили право самостоятельно выбирать образовательные программы.

Последняя большая волна протеста, накрывшая Гонконг в 2014 году, была вызвана решением Всекитайского Народного Конгресса позволить участвовать в выборах на должность Главы Правительства Гонконга только проверенным Комитетом Китая кандидатам. Сначала примерно 5000 студентов протестовали около здания правительства, около 100 из которых 26 сентября снова захватили Гражданский Парк под руководством уже 16-летнего Джошуа Вонга. Однако даже после вмешательства стражей правопорядка — против мирных демонстрантов даже применялся слезоточивый газ — из солидарности к демонстрации присоединились тысячи людей. В результате число протестующих выросло до 100 000. Студенты на несколько недель заняли Центральный район. Фотографии обошли весь мир и стали известны как «Движение зонтиков». Зонт стал символом мирного средства обороны от слезоточивого газа. В конце концов, 15 декабря осада закончилась безрезультатно, когда полиция очистила участок.

Добились ли эти протесты успеха? «В каком-то смысле — да. Они освещались на весь мир многими информационными агентствами и усилили давление на правительство Китая дать гражданам Гонконга больше свободы. В данном случае, я считаю, что Джошуа Вонг добился успеха», — говорит Деннис. Протесты привлекли внимание не только международной общественности. Согласно исследованию Университета Гонконга, опубликованному в декабре 2017 года, из 134 человек от 18 до 29 лет 69.7% ответили, что считают себя гражданами Гонконга, а не Китая. В середине 2014 года, до студенческих демонстраций, результаты говорили только о 53.1%. Но несмотря на широкое освещение проблемы, движение ничего не добилось, считает Фрэнсис. «Если рассматривать снижение влияния Китая, то можно сказать, что нет, протесты ничего не изменили. Правительство только ещё больше давит на Гонконг».

Но студенты не собираются сдаваться. «Когда мы только создавали наше движение «Равноправие Гонконга», у нас была идея: решать текущие проблемы Гонконга не политическими средствами», — вспоминает Фрэнсис. «Приезжая в Гонконг, правительство Китая в первую очередь видит не представителей власти, а сёгунов, местных богачей. В Гонконге намного важнее быть богатым, чем иметь власть. Поэтому мы мечтаем стать большой компанией, и при помощи экономической власти диктовать наши условия. Но не думаю, что это скоро произойдёт…»

Фрэнсис и Деннис со своей коллегой Пруденс напротив стойки «Равноправие Гонконга». © Anja Meunier

Сейчас активисты делают ставку на разговоры и убеждение. «На этой ярмарке мы хотим добраться до других поколений. Сюда придёт много людей, как наши ровесники, так и граждане старше нас», — объясняет Дэвис. «Мы пытаемся вступить в диалог с обществом, высказать нашу точку зрения и объяснить важность сохранения нашей собственной культуры и сокращения контроля Китая».

Но среди стоек с чехлами для телефонов, чистящими средствами, цветами или угощениями совсем немного людей обращают внимание на политическое обращение молодых активистов. Фрэнсис осуждает аполитичность молодёжи Гонконга. «Они редко смотрят новости, они заинтересованы только в учёбе и в хорошей работе, и всё. Это вся их жизнь. И меня это огорчает», — комментирует он. «С другой стороны и люди в возрасте часто поддерживают государство, неважно в каком вопросе. Если когда-нибудь Гонконг присоединится к Китаю, они просто согласятся. Для них государство всё равно что Бог, а Бог не может ошибаться».

Их работа требует много усилий и не предоставляет никакой отдачи. К тому же, протестовать против Китая опасно, даже в независимом Гонконге. «У правительства Китая много власти. Поэтому нам тяжело. Владелец магазина, в котором продавались книги, прославляющие независимость и критикующие государственную политику, исчез. Он исчез. Мы не должны молчать об этом, но вынуждены», — комментирует Фрэнсис. Вдобавок, средства массовой информации, критикующие власть, часто подвергаются хакерским атакам. Но студенты из «Равноправия Гонконга» пока что не сталкивались с репрессиями лично. «Потому что сейчас мы не на слуху. Если мы станем более популярны, то, может быть, правительство Китая предпримет что-нибудь».

Что же дальше? «Нам надо подумать, — говорит Фрэнсис, — мы просто пытаемся найти новый способ». Но в одном мы уверены точно: сдаваться они не собираются.

Автор

Анья Мёниер (Anja Meunier) (Германия)

Учёба: математикa и экономикa

Языки: немецкий, английский, испанский

Европа… богата красивыми странами, интересными людьми, замечательным стилем жизни. И она должна оставаться сплоченной.

500px: Anja Meunier

Переводчик

Борисова Елена (Россия)

Специальность: Перевод и переводоведение

Языки: русский, английский, французский, немецкий

Author: Anja

Share This Post On

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

css.php